Ошибка молодости

600x800_Oshibka_molodosti

Жанр по содержанию: фантастика, альтернативная история.

Объём: 2,15 авторских листа.

Мир: «Свет цивилизации».

Серия: «Власть над миром».

Аннотация.

Как же так получилось, что ошибка далёкой молодости в глубокой старости вдруг стала самой яркой страничкой в жизни двух людей?

Серия: «Власть над миром».

Читать.

Уважаемые читатели, прочитать книгу «Ошибка молодости» полностью и совершенно бесплатно вы можете на сайте «Author.Today».

Отрывок для ознакомления.

Остров Лурман – самая прекрасная жемчужина южной части моря Дебар. Один из трёх, что перегораживают выход в Южный океан. К услугам туристов и отдыхающих золотистые пляжи с бархатным песком и с надраенными до блеска вереницами шезлонгов. Широкие улицы Иксана, столицы острова, а особенно его приморские районы, сплошь застроены пятизвёздочными гостиницами с широкими балконами и террасами. Многочисленные рестораны всех без исключения кухонь мира приятно радуют взгляд и желудок огромным разнообразием экзотических блюд и напитков. Буквально на каждой улице и площади к услугам даже самых капризных модников и модниц приветливо распахнуты двери бутиков и магазинов мод с самыми последними новинками тропической моды. Безопасность на модном курорте поставлена на высшем уровне. По хорошо заасфальтированным улицам постоянно разъезжают вежливые и отзывчивые полицейские в светло-коричневых шортах и в рубашках с короткими рукавами. И, конечно же, самое главное достоинство острова Лурман, тёплое и ласковое круглый год море Дебар с ярко-зелёными волнами, прозрачной водой и большими стаями разноцветных тропических рыб.

Естественно, далеко не все могут позволить себе провести недельку другую в тропическом раю, дабы насладиться разнообразием кухонь мира и купить деревянные сандалии с кожаными ремешками, последний писк курортной моды. Простые работяги с мозолистыми руками, бедные студенты и мелкие чиновники не могут позволить себе оставить в магазинах и ресторанах острова десяток другой тысяч виртов и даже не пытаются купить билет до Иксана, столицы и главного порта острова.

Богатые любители тропического отдыха предпочитают пляжи и рестораны на южной оконечности острова Лурман. Там, в окрестностях Иксана, почти не возможно встретить следы ужасной Второй мировой войны, когда военно-морской флот Гилкании много, много месяцев подряд безуспешно, но очень яростно пытался взять штурмом главный форпост Марнейской империи в южной части моря Дебар. Лишь изредка в густых зарослях кипарисов и папоротников можно наткнуться на глубокие воронки от трёхсот восьмидесяти одного миллиметровых снарядов главных калибров гилканских линкоров.

Теншенский залив в северо-восточной части острова не пользуется у богатых туристов особой популярностью. Крутые берега почти вплотную подходят к кромке воды. Ярко-золотистые пляжи больше похожи на широкие ленты от двух до пяти метров шириной. Но даже эти жалкие полоски бархатного песка большую часть дня утопают в тени высоких берегов с крутыми обрывами.

Зато Теншенский залив по праву самый тихий уголок острова. Здесь полуголая золотая молодёжь не устраивает шумные попойки прямо на морском берегу и не рвёт ночную тишину пьяными голосами. Главные автострады острова Лурман обходят стороной Теншенский залив. До сюда не долетает рёв реактивных двигателей от взлетающих в Иксане самолётов. Даже морские суда, многочисленные пассажирские теплоходы и огромные танкеры, проходят мимо залива на большом расстоянии. По этим причинам денежные тузы, особо богатые люди Марнейской империи и всего Мирема, облюбовали Теншенский залив.

На южном самом высоком берегу из-за густых зарослей пальм и кипарисов выглядывают белые, желтые, ярко-голубые стены десяти просторных богато отделанных лепниной вилл. Красные крыши выделяются на зелёном фоне яркими пятнами. Неширокая асфальтированная дорога, единственная связь с внешним миром, петляет в глубине зарослей. Высокие кирпичные заборы с фигурными кованными оградами надёжно стерегут покой богачей.

Чужих здесь не бывает. Мордастые охранники в чёрных шортах и безрукавках хмуро и подозрительно поглядывают на всех без исключения незнакомцев. Стоит случайному туристу случайно забрести на южный берег Теншенского залива дважды, как его тут же сфотографируют и занесут в каталог подозрительных личностей. А начальник службы безопасности обязательно пробьёт подозрительную личность через Всемирную информационную сеть. Богачи не любят сюрпризов. Даже среди папарацци, которые по ловкости внедрения в чужую частную жизнь не уступают стирийским шпионам, Теншенский залив считается гиблым местом. Здесь же, на северном чуть менее престижном берегу, находится «Золотой залив», элитный дом для престарелых.

По внешнему виду «Золотой залив» очень похож на шикарных соседей. Трёхэтажный особняк из белого известняка, красная крыша, высокий кирпичный забор. Широкие полукруглые окна укрыты за густой стеной пальм и кипарисов с широкими морщинистыми листьями. Асфальтированная дорога из Иксана, центра острова, упирается в высокие кованные ворота. Из белой будки с широкими и толстыми окнами за вновь прибывшими пристально и подозрительно наблюдают мордастые охранники с крепкими руками и обвислыми животами. И только лишь по большому количеству людей преклонного возраста на тропинках в саду перед главным корпусом, на террасах и возле закрытых окон можно понять, что это не очередной дом бессовестно богатого дельца с биржи, а приют для престарелых.

В «Золотой залив» принимают далеко не всех стариков. Простому рабочему или фермеру ни за что не попасть на северный берег Теншенского залива, сколько бы лет они не отработали на заводе или в поле. Всего один день проживания в элитном доме для престарелых стоит больше, чем квалифицированный рабочий на судостроительном заводе или мастер-сталевар электродуговой печи зарабатывает за неделю.

Если бы ушлый журналист «Звездной жизни», популярного таблоида, сумел бы проникнуть за высокий кованный забор, то в пациентах «Золотого залива» он с превеликим удивлением узнал бы могущественных и влиятельных людей Марнейской империи в недалёком прошлом. Узнал бы мужчин, одно только появление которых на Тивницкой бирже могло обрушить фондовый рынок. Или богатых промышленников, которые на завтрак покупали заводы, а на ужин банкротили процветающие компании и фирмы. Узнал бы женщин, которые некогда блистали на театральных подмостках, разоряли богатых любовников или получали многомиллионные гонорары за съёмки в популярных фильмах и сериалах.

Однако ныне трудно узнать в сморщенных стариках в инвалидных колясках и в седых старушках с обвислыми щеками не так давно всесильных мира сего. Медсёстры в опрятных халатиках помогают бывшим финансовым воротилам выйти на прогулку в буйный сад перед главным корпусом и кормят их с ложечки овсяной кашей. Медицинские работники со средним и высшем образованием крайне необходимы в «Золотом заливе». Старость не способствует здоровью. Но, больше старческого маразма и склероза, обитатели элитного дома для престарелых страдают хронической депрессией. И на это есть очень и очень серьёзная причина, она же самая большая тайна «Золотого залива».

Широкий балкон на третьем этаже с живописным видом на Теншенский залив медсёстры, охранники и прочий обслуживающий персонал дома для престарелых между собой называют «Последним прыжком». Хотя по внешнему виду совершенно невозможно догадаться о его мрачной репутации. Наоборот – очень красивое и удобное место для послеобеденного отдыха. Высокие каменные перила в виде круглых колонн надёжно берегут обитателей дома от большой высоты. Пол балкона выложен белыми гранитными плитками, благодаря чему даже в самый знойный день по нему можно пройтись босиком без страха обжечь ступни. Две раскидистые пальмы в огромных квадратных кадках и четыре пляжных зонта на тяжёлых основаниях надёжно защищают любителей свежего воздуха от жгучей Геполы. Прохладный насыщенный солью и йодом ветерок приятно остужает лицо и руки.

В десять часов утра, когда завтрак уже закончился, а до обеда ещё было далеко, на широком балконе, под пляжным зонтом в широком деревянном кресле с высокой спинкой расположилась одна из обитательниц «Золотого залива» семидесятичетырёхлетняя Онира Рояна. Лёгкий ветерок чуть заметно шевелит подол её белого платья. Пальма в квадратной кадке нежно протягивает к вигоре Рояне длинные ветки. На лице обитательницы элитного дома для престарелых застыли покой и умиротворение.

В далёкой, далёкой юности вигора Рояна была хрупкой невысокой девушкой. Долгая жизнь изрядно потрепала её, однако с годами, наперекор всем бедам и несчастьям, она цвела и хорошела ещё больше. И даже сегодня, в позднее апрельское утро 5917 года, она по-прежнему сохранила гордую осанку зрелой женщины, а её красивые тонкие руки по-прежнему остались стройными и гладкими. Старческие морщины не тронули её овального лица с задорным носиком и тонкими губами. И лишь большие глаза, грустные и печальные, выдают её истинный возраст.

С широкого балкона из-за кромки пальм отлично виден Теншенский залив. Далеко, далеко от берега по морской глади скользит малюсенькая яхта. Свежий морской ветер надувает белый парус. Ещё дальше, почти у линии горизонта, угадывается серый силуэт морского судна. Вигора Рояна сощурила глаза, кажется, контейнеровоз. Остров Лурман, вместе с двумя другими островами Нуркан и Скунжи, находится на выходе из внутреннего моря Дебар материка Науран на просторы Южного океана. На приличном расстоянии от берега частенько проходят круизные лайнеры, контейнеровозы и чудовищные по размерами танкеры нефтевозы.

Медленно и размеренно течёт время. Мысли о далёкой молодости, о прожитых годах лениво кружатся в голове. Когда нет будущего, только и остаётся вспоминать прошлое. Вигора Рояна тихонько вздохнула. Только какой прок от воспоминаний. О былом не осталось ни злости, ни горечи, ни зависти. Эмоции давным-давно перегорели.

— Дорогая.

За спиной раздался шепелявый слегка надтреснутый голос. Вигора Рояна лениво скосила глаза. Рядом с креслом, придерживая левой рукой белую ажурную шляпку, появилась вигора Акама.

В этом году вигоре Евлаи Акаме исполнилось шестьдесят четыре года, не так уж и много по меркам элитного дома для престарелых. Благодаря хорошему уходу и питанию, некоторые обитатели «Золотого залива» доживают до девяносто и даже сотни лет. В молодые годы вигора Акама блистала на подмостках Большого академического театра. Целых десять лет она была примадонной столичной оперы, пока от перенапряжения и бурной светской жизни не сорвала голос. Однако вигора Акама быстро сориентировалась и сразу же после выхода из клиники выскочила замуж за витуса Акама, богатого поклонника, владельца текстильной фирмы «Элко». Потом был ещё один богатый поклонник и ещё один неудачный брак. Лет восемь тому назад измученные дети и внуки сплавили сварливую и вздорную мать и бабушку в элитный дом для престарелых.

Назвать вигору Акаму близким другом или сердечной подругой решительно нельзя. Больше всего ей подходит определение «товарищ по несчастью и скуке». Комната вигоры Акамы находится по соседству с комнатой вигоры Рояны, только чуть дальше по коридору. В столовой на первом этаже они обычно сидят вместе за одним столиком в компании с витусом Подисом, бывшим биржевым трейдером, и вигорой Аюдиной, вдовой сталелитейного магната с восточного побережья материка Науран. Общество бывшей оперной певицы не самое приятное, зато, по крайней мере, она не ругает неблагодарных детей, не вспоминает лишний раз столичную оперу и регулярно чистит зубы. А то, что голос её скрипит, как несмазанная дверь в заброшенной кладовке, так у обитателей «Золотого залива» встречаются куда более серьёзные и неприятные недостатки.

— Доброе утро, Евлая. – вигора Рояна вежливо улыбнулась.

— Я так и знала, что найду вас здесь, — вигора Акама опустила морщинистую руку с синими полосками вен на округлый верх кресла. – А вам письмо.

— Письмо? – от удивления вигора Рояна оторвала голову от спинки кресла.

За восемнадцать лет жизни в доме для престарелых вигора Рояна никогда не получала ни писем, ни открыток, ни даже официальных уведомлений от налоговой службы. И вдруг! От неожиданности вигора Рояна растерялась.

— Вы уж простите, уважаемая, — вигора Рояна смущённо улыбнулась, — танцевать не буду. Так где же оно? – вигора Рояна протянула руку.

В ответ вигора Акама тихо рассмеялась надтреснутым голосом.

— Увы, дорогая, я не могу передать его вам. Рада бы, но не могу.

— Почему же? – вигора Рояна удивлёно выгнула брови.

— Оно, дорогая моя, электрическое, — круглое лицо вигоры Акамы с большими мешками под глазами засветилось от озорства и самодовольства. – Оно, это, в электрической машине с кнопками.

Вигора Акама махнула ручкой в сторону высоких стеклянных дверей, что ведут с балкона в коридор третьего этажа. Ажурная шляпка, пользуясь моментом, едва не слетела с её головы. Буквально в последний момент вигора Акама успела перехватить её кончиками пальцев.

— Вы имеете ввиду электронное? – на всякий случай уточнила вигора Рояна.

— Электронное, электрическое… Да какая разница, — вигора Акама притворно закатила глазки.

Вигора Акама очень любит повторять: бывших оперных певиц не бывает. По этой причине она до сих пор ведёт себя так, словно выступает на сцене Большого академического театра. Притворно закатить глазки – лишь самая малая часть её богатого репертуара.

Электронные вычислительные машины, или компьютеры, давно захватили мир. Все, буквально все, начиная от дошкольников, которые едва научились читать по слогам и нажимать на клавиши, и заканчивая почтенными отцами семейств, которые так и не научились отличать телефон от смартфона, проводят часы и недели за новомодным увлечением. Лет двадцать назад Информационная планетарная сеть, сокращённо ИПС или просто Сеть, стала дешёвой и доступной для миллионов жителей Марнейской империи и всего мира.

До недавнего времени новомодное увлечение благополучно обходило стороной пациентов «Золотого залива», пока около двух лет тому назад, по настоянию самых «молодых» обитателей дома для престарелых, в одной из комнат с розовыми обоями на первом этаже не установили шесть компьютеров с большими экранами и мягкими кнопками на так называемых клавиатурах.

Социальные сети, возможность найти собеседника хоть на другом конце Мирема, стали для некоторых обитателей «Золотого залива» самым настоящим спасение от одиночества и скуки. Вигора Акама, заядлая болтушка и сплетница, не могла упустить великолепную возможность почесать языком с каждым, кто только соглашался её слушать. Бывшая оперная певица приложила массу усилий, чтобы научиться пользоваться компьютером и освоиться в Сети. Однако она до сих пор называет электронные письма электрическими.

— Позвольте, — вигора Рояна села на широком кресле прямо, — ведь у вас нет доступа к моему почтовому ящику. Откуда вы узнали о письме?

— Некий обаятельный мужчина, ваш ровесник, сегодня утром созвонился со мной через «Живой разговор». Он так настойчиво и так галантно просил и убеждал меня позвать вас заглянуть в ваш кабинет, что я не нашла в себе сил отказать ему.

Вигора Рояна вежливо улыбнулась. Вряд ли неизвестному мужчине потребовалось много сил и такта, чтобы уговорить старую болтушку и сплетницу.

— И как же зовут моего обаятельного ровесника, — спросила вигора Рояна.

— Он представился сетевым именем Боксёр ноль, ноль шесть. Вы его знаете? – вигора Акама навострила ушки, как охотничья лайка, которая учуяла на дереве пушистую белку.

— Откуда, — вигора Рояна медленно поднялась на ноги, деревянное кресло жалобно скрипнуло под ней. – Мало ли в моей жизни было боксёров, уважаемая.

— Но ведь он откуда-то знает вас. Причём настолько хорошо, что буквально жаждет переговорить с вами, — словно заговорщик на тайном собрании революционеров прошипела вигора Акама. – Та вы пойдёте?

— Непременно, — вигора Рояна машинально расправила складки на подоле лёгкого летнего платья. – Вы, признаться, заинтриговали меня, уважаемая. Прямо сейчас пойду и узнаю, кто этот таинственный Боксёр ноль, ноль шесть.

— А вы расскажите мне, кто этот таинственный мужчина?

Бывшую оперную певицу, а нынче самую активную сплетницу и болтушку элитного дома для престарелых, распирает любопытство. В монотонной жизни «Золотого залива» даже выбитое ветром окно серьёзный повод для разговоров и пересудов на неделю вперёд.

— Не могу ничего обещать, — на ходу, не оборачиваясь, ответила вигора Рояна.

Боксёр ноль, ноль шесть – конечно не настоящее имя, а так называемый ник. Однако… Большая стеклянная дверь жалобно задребезжала всеми стёклами, когда вигора Рояна излишне резко дёрнула на себя ручку. В её жизни было не так уж и много боксёров. Склероз, хвала Великому Создателю, ещё ни разу не покушался на её память.

12.08.2016 / Мои книги. / Теги:
Похожие записи

Добавить комментарий

Рубрики
Календарь.
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Последние комментарии.